Гослото 5 из 36 тираж 6840 результаты

Ей хотелось убежать, но сильные руки тянули ее. - Я люблю тебя, - шептал коммандер.  - Я любил тебя. У нее свело желудок. - Останься со. В ее сознании замелькали страшные образы: светло-зеленые глаза Дэвида, закрывающиеся в последний раз; тело Грега Хейла, его сочащаяся кровь на ковре; обгорелый труп Фила Чатрукьяна на лопастях генератора. - Боль пройдет, - внушал Стратмор.  - Ты полюбишь. Сьюзан не слышала ни единого слова. - Останься со мной, - увещевал ее голос.

 - Я залечу твои раны. Она безуспешно пыталась высвободиться. - Я сделал это ради нас обоих. Мы созданы друг для друга. Сьюзан, я люблю.  - Слова лились потоком, словно ждали много лет, чтобы сорваться с его губ.

Per favore. Sulla Vespa. Venti mille pesete. Итальянец перевел взгляд на свой маленький потрепанный мотоцикл и засмеялся. - Venti mille pesete. La Vespa. - Cinquanta mille.

Бедолага. Беккер ничего не сказал и продолжал разглядывать пальцы умершего. - Вы уверены, что на руке у него не было перстня. Офицер удивленно на него посмотрел.

Сьюзан плохо его понимала. Ей показалось, что столь своевременная кончина Танкадо решила все проблемы. - Коммандер, - сказала она, - если власти говорят, что он умер от сердечного приступа, это значит, мы к его смерти не причастны. Его партнер поймет, что АНБ не несет за нее ответственности. - Не несет ответственности? - Глаза Стратмора расширились от изумления.

 - Некто шантажирует АНБ и через несколько дней умирает - и мы не несем ответственности. Готов поспорить на любую сумму, что у партнера Танкадо будет иное мнение.

Что бы ни произошло на самом деле, мы все равно выглядим виновными.

На ней стояли пустая бутылка из-под шампанского, два бокала… и лежала записка. Протерев глаза, она натянула на плечи одеяло и прочла: Моя драгоценная Сьюзан. Я люблю .

Коммандер. Хейл очень опасен. Он… Но Стратмор растворился в темноте. Сьюзан поспешила за ним, пытаясь увидеть его силуэт. Коммандер обогнул «ТРАНСТЕКСТ» и, приблизившись к люку, заглянул в бурлящую, окутанную паром бездну.

Молча обернулся, бросил взгляд на погруженную во тьму шифровалку и, нагнувшись приподнял тяжелую крышку люка. Она описала дугу и, когда он отпустил руку, с грохотом закрыла люк.

Лунный свет проникал в комнату сквозь приоткрытые жалюзи, отражаясь от столешницы с затейливой поверхностью. Мидж всегда думала, что директорский кабинет следовало оборудовать здесь, а не в передней части здания, где он находился. Там открывался вид на стоянку автомобилей агентства, а из окна комнаты для заседаний был виден внушительный ряд корпусов АНБ - в том числе и купол шифровалки, это вместилище высочайших технологий, возведенное отдельно от основного здания и окруженное тремя акрами красивого парка.

Шифровалку намеренно разместили за естественной ширмой из высоченных кленов, и ее не было видно из большинства окон комплекса АНБ, а вот отсюда открывался потрясающий вид - как будто специально для директора, чтобы он мог свободно обозревать свои владения.

Однажды Мидж предложила Фонтейну перебраться в эту комнату, но тот отрезал: «Не хочу прятаться в тылу». Лиланд Фонтейн был не из тех, кто прячется за чужими спинами, о чем бы ни шла речь. Мидж открыла жалюзи и посмотрела на горы, потом грустно вздохнула и перевела взгляд на шифровалку.

Вид купола всегда приносил ей успокоение: он оказался маяком, посверкивающим в любой час суток.

Смотрите также:


Коментарии:
  • Вы заместитель директора АНБ. Он не мог отказаться. - Ты права, - проворчал Стратмор.

Интересное